Чтоб душевным был покой…

  Когда в прошлом году я подъехала к дому ветерана войны Валентины Андрияновны Анкудиновой, увидела ее в огороде: низко склонившись над ведром, она полола картошку, проходя по рядкам; только позднее я узнала, что она была полностью слепая…

Сегодняшние пожилые люди – это люди, которым многое пришлось пережить и испытать: войну и послевоенные годы, голод и потерю близких, тяжелый физический труд, восстановление после разрухи, перестройку и многое другое. Их жизнь такая же сложная и необыкновенная, как история нашей страны. Но большинство из них и по сей день остается энтузиастами и понимает, что любые трудности – это явление временное.

Жительнице п. Белоярского Валентине Андриановне Анкудиновой 24 апреля исполнится 92 года.

Эта необычная и удивительная женщина родилась в селе Черноусово. После окончания семилетки началась война, отца и брата забрали на фронт. Девочка сразу пошла работать на Черноусовскую шпагатную фабрику. Стали прибывать эвакуированные из города Ленинграда. С Кулотинской текстильной фабрики поступили ткацкие станки. Еще ребенок – 14 лет, но ей, как и большинству детей того времени, уже пришлось прочувствовать на себе всенародное горе.

 Воспоминания всегда тяжелы и часто вызывают боль души, слезы, но кое-что Валентина Андриановна рассказала: «На фабрике Ногина меня поставили табельщицей, я должна была записывать всех, кто опаздывает на работу. А работали в войну по 12 часов, с восьми утра до восьми вечера, без выходных. Люди ходили пешком за 6-10 км из Логиново, Больших Брусян, Гилево. Будильников не было, а ходики останавливались, да и люди валились с ног от усталости и не успевали восстановиться за ночь. Прибегут утром со слезами на глазах, все в инее, в снегу, замерзшие, косматые, а валенки зачастую дырявые, заткнутые куделью, да и многие были еле живые от голода. Мне их было очень жалко, плакала вместе с ними. Я никогда не писала докладные, не записывала в проштрафившиеся, защищала людей по-детски перед мастером, как могла. Убеждала, что только вышли по нужде, или еще что-нибудь придумывала, а мастер требовал записывать нарушителей дисциплины и часто уходил недовольный. Ведь даже за пятиминутное опоздание снижали норму выдачи хлеба на весь месяц, хлеб выдавали по карточкам (вместо 500 г провинившимся полагалось уже 300 или 400), а дома дети, чем кормить? В магазине в военное время полки были пустые, висели только плакаты «Всё для фронта», «Всё для Победы». У кого были огороды, питались овощами, травой, а кто жил в многоквартирных домах и бараках, голодали, особенно зимой, собирали очистки от картошки на помойках и отваривали, чтобы выжить. Некоторые женщины падали от истощения и усталости прямо у станка, их увозила скорая помощь, как дистрофиков, а одну женщину от бессилия затянуло прямо в ткацкий станок, остановить который сразу было невозможно, и ее всю изрезало на кусочки...»    

 Горе было общее. Оборвалось наше детство. Ребятишки сразу повзрослели и взвалили на свои хрупкие плечики непосильный труд. Работу выполняли за отцов, ушедших на фронт, за матерей, стоявших сутками у станков: обрабатывали землю на огородах, заготавливали дрова на зиму, косили и готовили корм скотине (у кого она была), работали на полях, собирали грибы и ягоды для семьи и чтобы сдать заготовителям, а взамен получить спички, соль и мыло. Многое отправляли на фронт. Особенно тяжело было пережить зиму, а с приходом весны собирали всё, что было пригодно для еды – траву, коренья, мороженую картошку, которую не успели убрать осенью с полей.

Проработав 9 месяцев на фабрике Ногина, поехала Валентина учиться в Свердловск на медсестру, думала, в госпитале будет работать или на фронт поедет. Ей очень нравилось учиться, на ходу схватывала все врачебные премудрости, до сегодняшнего дня пользуется этими знаниями и помогает людям. Но судьба распорядилась по-другому, внезапно заболела мама (обезножила), пришлось возвращаться домой, за ней ухаживать. Устроилась вожатой в Черноусовскую школу, которую и окончила. С ребятами готовили концерты, делали подарки своими руками и ехали в госпиталь в Свердловск, выступали перед ранеными, постоянно отправляли посылки на фронт.

Валентина Андрияновна еще в школе сочиняла стихи, оформляла стенгазеты. Однажды она сочинила про танкистов:

«Дорогой незнакомый танкист,

Ты воюешь с врагом,

От фашизма страну защищая.

Жду с Победой домой,

Возвращайся, родной,

Может, встречусь с тобой,

С поцелуем тебя обнимая».

И отправила на фронт, написав на конверте «Любому танкисту». И начали Валентине писать двенадцать танкистов, подсмотрев один у другого адрес. Вначале приходило 12 писем, потом все меньше и меньше – парни погибали. Затем остался один, в 1943 году он был ранен и скончался от ранений в госпитале (об этом она узнала из письма его матери).  

…Работая в школе, в 18 лет приглянулась Валентина молодому человеку, он с районной комиссией приехал на открытый урок, а жил в Хромцово и постоянно стал приезжать – зимой на лыжах, летом на лошади. В апреле 1945 года молодые поженились, а через 15 дней кончилась война. Он попал на фронт в 20 лет, когда служил в армии, пришел раненый в конце войны, с наградами, и медаль получил за то, что вывел пленных из окружения.

Жили немного в Хромцово, а в 1947 году переехали в Белоярку. Вскоре Валентина устроилась в отдел технического контроля (ОТК) на асбокартонную фабрику, где проработала 30 лет (с 1953 по 1983 годы). В 40 стран отправляли продукцию, проверяемую ею, и не только в союзные республики, но и в Монголию, Германию…  

Родились дети – сначала сын, а затем и двойняшки мальчик и девочка. Вся семья – и муж, и дети – была связана с музыкой, а Валентина сочиняла стихи, частушки. Муж играл на баяне, работал вначале в ФЗУ, затем директором Дома культуры на фабрике. В дальнейшем и дочка получила музыкальное образование, трудилась музыкальным работником в детском саду в Свердловске. Младший сын тоже играл на трубе и на баяне, однажды, придя из армии, даже сказал: «Я автомат-то почти не держал, все больше трубу в оркестре».

Так прекрасно всё начиналось, но очень грустно закончилось. Младший сын сразу после армии погиб, дочка умерла от сердечного приступа в 35 лет, муж, не выдержав этих стрессов, скончался через восемь месяцев после похорон дочери. Валентина и сама еле выжила, уже ничего не ела, жить не хотелось. Но помог случай…

«С детства у меня была мечта – пожить на Украине, где тепло и много фруктов, – рассказывает Валентина Андрияновна. – Встретила я однажды знакомую, а она и говорит: «У меня брат овдовел, живёт на Украине, давай вас познакомлю». А я подумала: кому же я, такая раздавленная горем, нужна? Но мечта взяла верх. Вот так я и уехала на Украину. А муж-то новый из Крутихи оказался, Виктор Юдин, он служил на Украине, затем жить туда уехал, сыновья у него летчики».

Жили с новым мужем хорошо, совершали утренние пробежки и обливались холодной водой, чтобы дольше пожить. Валентина, кроме домашнего хозяйства, вязала ковры и целые экспозиции. Муж был добрым человеком, трудолюбивым. Прожили вместе 18 лет, а потом он заболел и слег, два года ухаживала за ним Валентина, но спасти не удалось, и она вновь похоронила близкого человека…  

После похорон мужа вернулась в Белоярку, купила домик в Крутихе, ведь на фабрике жил теперь единственный старший сын со своей семьей. Но и этот сын заболел и в 71 год умер, а Валентине Андрияновне уже было почти девяносто.  Этот удар был последней каплей, не просыхающие постоянные слезы душили. Как жить, если похоронила всех?..

После похорон сына, на почве этого горя, Валентина Андрияновна заметила, что быстро стала терять зрение, последний сильный стресс ударил по глазам, и она в течение года полностью ослепла. Женщина, которая до этого ежедневно много лет писала дневник, сочиняла стихи, в 90 лет перестала видеть: «Но я не сидела сложа руки, совсем слепая, по памяти ежедневно полола в огороде картошку на ощупь, прибирала в доме, стирала, мыла полы, ко мне приходили соседи, читала им свои стихи и прибаутки, которые сочиняла. Я постоянно себе говорила: раз все ещё живу после таких жестоких ударов судьбы, значит, не все сделала на этой земле и кому-то еще нужна. Каждый день я молила Боженьку, чтобы он помог мне снова увидеть этот мир...»

И действительно, чудо произошло, ей помогли сделать операцию на один глаз, от операции на втором глазу она просто отказалась: «Хватит мне на мой век». После годовалой темноты ее очень обрадовало, что вновь смогла читать и писать, сама себе готовить еду, видеть людей.     

В конце беседы Валентина Андрияновна сказала: «Я это вам всё рассказала, чтобы эта статья не восхвалением моих каких-то качеств была, а помогла людям, особенно больным и одиноким, воспрянуть духом. Ведь многим живется нелегко. А знаете, как я память тренирую? Перечисляю все реки России, столицы стран и республик, знаменитых артистов и в каких они фильмах снимались, вспоминаю песни нашего поколения, пересказываю все свои стихи и пишу новые, уже много лет ежедневно веду дневник».

Общаясь с этой женщиной, удивляешься ее отменной памяти и оптимизму, помнит с точностью все даты: и в каком году Ленин родился и в каком умер, и про Каплан, и про основание Екатеринбурга, и про создание Черноусовской шпагатной фабрики, и дату создания Белоярской асбокартонной фабрики и много еще чего интересного. Пока мы беседовали с Валентиной Андрияновной, она мне более десяти стихов наизусть прочитала.

Дважды в день она выходит на прогулку, общается с людьми. И походка у нее не сгорбленной увядшей старушки, а резвая, быстрая, как многие и в семьдесят-то уже не могут передвигаться. Когда подходит к людям старшего поколения, начинает разговор, а они, как всегда, начинают о болезнях, она сразу останавливает: «О болячках не говорим». И они за ней подтягиваются, выпрямляют спинку.  

По больницам эта женщина вообще не ходит, её лечат ходьба и зарядка, песни и стихи, ежедневная работа с памятью и общение с людьми. Днём слушает новости, смотрит газеты и журналы, рецепты и жизненные советы вырезает и вклеивает в книжечки. И где бы она не была (в санатории, в поезде…), с ней всегда интересно, она поднимет настроение окружающим, сочинит какую-нибудь присказку. Валентина Андрияновна покоряет здоровым чувством юмора и жизнелюбием, она умеет сопереживать слабым и любить их, как себя, всегда найдет ответ на любой вопрос, руководствуясь нажитым жизненным опытом, мудростью.  

Вот такой удивительный, оптимистичный и сильный человек живет рядом с нами. Валентина Андрияновна Анкудинова – ветеран войны, имеет множество медалей и наград. Всегда говорит: «И не такое пережили, а с этими мелочами жизни обязательно справимся, а чтобы не болеть, надо не сидеть на мягких диванах у телевизора, а много двигаться и гулять на свежем воздухе».  

 Любовь КОПЫРИНА.  


Незаметные герои войны

Наши предки говорили: «Кто не знает своего прошлого – у того нет будущего». Подрастает уже четвертое поколение после окончания Великой Отечественной войны, но часто ли мы говорим со своими детьми, внуками и правнуками, с какими огромными жертвами и непосильными трудностями столкнулись дети военного времени, какой ценой они ковали Победу в тылу, чтобы сегодня мы жили спокойно и счастливо под мирным небом?

В следующем году мы будем отмечать 75 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне. Много горя, потерь, страданий, разрухи принесла война.

Проходят годы, и вместе с ними уходят участники и ветераны, свидетели тех страшных военных лет. К сожалению, не многие знают о работе и жизни наших земляков, внёсших огромный вклад в Победу. О некоторых событиях уже и поведать-то некому, утрачены многие документы, письма и фотографии, важно сохранить то, что еще осталось, найти тех, кто может еще рассказать.

Эта статья – только часть маленьких воспоминаний ветерана Елены Михайловны Горнушкиной из села Черноусово.

Елена Михайловна родилась в деревне Гилево в 1925 году. В семье росли семь детей. Отец был директором ФЗК на Черноусовской фабрике имени Ногина. И члены семьи, и старшие дети, и мама работали в ткацком цехе. Отца очень уважали, он был членом партии и всегда был на передовых участках, и не только на фабрике, но и на уборке и посевной в колхозе. Часто маленькую Лену брал с собой в поле. Но в 1939 году скоропостижно скончался, хоронили его всей деревней.

В 1941 году Елена окончила шесть классов и сразу пошла работать в ткацкий цех. Ушедших на фронт мужчин на всех участках заменили женщины, работали и грузчиками, и возили сырье от железнодорожной станции Марамзино.

Немцы подступали к Москве, и оттуда в Черноусово эвакуировали Колотинскую фабрику, где было оборудование более быстроходное, чем местные станки, и все перешли работать на них.

Электричества в деревне и на фабрике не было, и она работала с помощью больших турбин, стоящих в реке Исеть, которые крутились от потока воды.

Всё лето дети, как и взрослые, работали на торфянике в восьми километрах от фабрики, заготавливали торф для отопления. А с осени до весны трудились в цехах. Раньше на лошадях всю зиму возили торф, но перед войной, при участии отца Елены, проложили узкоколейку, железную дорогу до фабрики, по ней и возили торфяные брикеты в вагонетках.

Работая на торфянике, жили здесь же, в бараках, спали на нарах. Для всех была установлена определенная норма уборки в день, следовало перевозить на тачке 3100 торфяных кирпичей и складировать в маленькие кучки для просушки. Необходимо было сделать больше 50 рейсов. Если норму выполняешь, выдавали, кроме карточки еще по 300 грамм хлеба и обед. Из последних сил, через «не могу», но все старались выполнить норму.

Зная, что дома еще маленькие сестра и брат, Елена после смены бежала бегом домой отнести им хлеб, а в три часа ночи вставала, и обратно эти восемь километров на торфяник.

Работали на отведенном поле в паре, один человек в карьере резал торф, специальным ручным приспособлением, нажимая ногой, как на лопату, вырезая кирпичики, а второй возил их по доскам в кучки. Ближе к осени чистили и готовили новые поля, убирали верхний слой земли, ветки, корни и деревья.

«Все специальности были наши, бери и делай, никто не спрашивал, сколько тебе лет. Если год был сырой и кучки с торфом не просыхали, мы еще рубили ветки, связывали их жгутами из травы и прокладывали между слоями кирпичиков. Когда торф подсыхал, его укладывали в высокие штабеля. Со всех кучек носили в одну, в больших корзинах на голове, внизу корзин прикрепляли венок из травы, чтобы не так давило, и несем корзину с торфяными кирпичами до метра высотой. Недалеко от торфяника протекала река Каменка, в ней водилось очень много рыбы, даже корзинками мы загребали и ловили карасей и больших щук. В лесу в то время было множество всяких ягод, даже клюква», – рассказывает Елена Михайловна.

Зимы были очень трудными. Бывали случаи, что и зимой останавливали фабрику – не было дров, узкоколейку задувало, и не могли доставить топливо. «И нас отправляли разгребать дорогу, пока не вывезут торф. Также пилили лес возле железной дороги к торфянику и грузили в вагонки. Все люди в селе жили бедно, даже валенок не было, приходили на работу кто в чем, в основном это ботиночки на деревянной подошве, а верх тряпичный. Для работы в лесу, зимой, а холода тогда были часто за сорок градусов, иногда выдавали брезентовые чулки-чуни, которые мы натягивали на свою обувь и завязывали на ногах выше колен.  Варежки также давали брезентовые, а чтобы не замерзнуть, приходилось отбрасывать снег от железной дороги без остановки, а это 9 км, да и нечего было греть особо, у всех были одни кости», – продолжает вспоминать Елена Михайловна.

 А дисциплина в военное время была строгая, как на фронте. За 20 минут опоздания судили и садили на шесть лет, или по карточке норму выдачи хлеба сразу уменьшали на весь месяц, и снижали зарплату на 20% на три месяца.

В 1943 году был такой случай – всю ночь шёл сильный снегопад, дорогу перемело, а на работу надо было к шести утра, на улице ещё совсем темно. «Мы, восемь человек, вышли из Гилево в Черноусово, но по такой пурге в темноте просто заблудились, ползли по грудь в снегу, попадали в ямы, кружили на одном месте по несколько раз, но не могли выйти, пока немного не расцвело. Пришли на фабрику уже в восьмом часу. Всю смену протряслись от страха, что нас посадят. Но после работы директор фабрики объявил, что это стихийное бедствие, опоздало немало человек, и наказывать никого не будут», – рассказывает собеседница.

Постоянно не досыпали, ведь работали по 12 часов в дневную и в ночную смену.  Да и часто после смены ждала машина, везли на поле полоть или убирать урожай, ещё часа четыре дополнительно работали, а утром к шести вновь на смену.

Однажды Елена с подружкой пошла колоски собирать, что остались в поле после уборки, где горошинку найдешь, где стручок. Ведь жили очень голодно, всё отправлялось на фронт. Встала Елена на коленки, собирая с земли, мешочек в руках зажала, наклонила голову на землю и уснула, и подружка также. Проснулись обе на поле от гудка фабричного, он подавался за час до работы. Бегом бежали с поля, лишь бы успеть. От усталости засыпали многие и на смене, или просто падали от дистрофии.

Перед Новым годом, если план фабрикой не выполнялся, домой не шли, работали до утра в две смены. И так почти каждый Новый год. Часто по ночам парторг ходил по цеху, выписывал облигации на сумму месячной зарплаты, и это множество раз, а деньги отправляли на изготовление танков. Затем и был сформирован Уральский танковый корпус из танков.

В доме было совсем голо, мать обменяла всё, что было, на еду, даже ложки и тарелки, варили похлебку просто в бидоне со срезанным верхом и ели из него же.

Когда война закончилась, Елене было 19 лет. С мамой однажды повезли больного брата в город в больницу, так у девушки после войны было одно-единственное платье, и то всё в заплатках. Совсем нечего было надеть, в селе, как и по всей стране, была полная разруха, только постепенно, в последствии появились нитки, ткани, Елена начала вязать крючком и шторы, и кружева на рубашки, носки, чулки.

В 1946 году электричество подвели на фабрику, а затем и в деревню, теперь уже село, и с тех пор торф не заготавливали.

Елена Михайловна была лично знакома и с Героем Советского Союза из деревни Гилево Степаном Константиновичем Ананьиным, он дружил с ее родителями, был почти ровесником отца, всегда прост в общении, заходил в гости. Однажды Елена услышала разговор, где он говорил, что уже не летает, все кости в войну переломаны. Позже Героя из Гилево похоронили в Черноусово.

Елена Михайловна проработала всю войну, а затем и до пенсии, на фабрике. У нее в трудовой было всего две записи: «Принята на фабрику» и «Уволена с фабрики». За свою длинную трудовую деятельность много учеников и последователей выучила, и с других фабрик приезжали учиться. «Я и сама проходила курсы, проучили нас тогда 45 часов, так я до сих пор все помню, чему учили, даже и сейчас могу все рассказать», – вспоминает ветеран.

Елена Михайловна всю жизнь, сколько помнит себя, читает.  В ее библиотеке большинство толстых книг советских авторов, когда я с ней беседовала, она вновь перечитывала «Даурию» (К. Седых). Может, поэтому у нее и память хорошая. До сих пор Елена Михайловна бегает летом в лес за ягодами, за грибами, активна, любознательна, энергична.

Жизнь прошла интересно, насыщенно, хоть много и плодотворно трудились, всегда в деревне умели дружно и весело отдыхать, деревня, особенно в войну, жила практически одной семьей, деля и горе, и радости пополам. Да и порядка было намного больше, трудом славился каждый земляк, все были равны. Это теперь многие живут сами по себе. Фабрики и совхоза уже нет, молодежь уезжает из села, нет работы, нет бани, нет клуба, а ведь испокон веков земля была кормилицей.

Елена Михайловна ветеран войны, Ветеран труда, ударник коммунистического труда, у нее множество юбилейных медалей войны.

 Но почему же ветеран войны до сих пор живет в бараке, в однокомнатной комнатушке, где нет ни воды, ни туалета, топит печку дровами, стирает бельё в корыте, а в баню ходит к соседям?

Такие люди, пережившие холод, голод и тяжелейший непосильный детский труд, зачастую всем довольны и говорят: «Не такое пережили, и это переживем», они не надеются на чью-то помощь и не верят, что им могут помочь, особенно в современное время.

21 марта Елене Михайловне Горнушкиной исполнилось 94 года. На хрупкие плечи ее и других детей того времени легла тяжесть невзгод, бедствий и горя военных лет, и не согнулись они под этой тяжестью, закалка военных лет сделала их сильнее духом, мужественнее, выносливее. Судьба этого поколения – яркое отражение истории нашей страны. И они не унывают и не жалуются на жизнь. Сегодня Елена Михайловна живет радостью и заботой о внуках и правнуках, читает книги, гуляет с подружками.

Этой статьёй хочется показать молодому поколению, как проявлялась любовь к Родине, стойкость в испытаниях в те далекие военные годы. Дети войны, постоянно испытывающие чувство голода, непосильный труд, изнурительную тяжелую работу, понимали, что без их помощи в тылу просто не обойтись, хоть война и отняла у них детство…

 

 Любовь КОПЫРИНА. 


Красной нитью через всю жизнь – судебная система

Юбилейную дату отметит 13 марта Николай Константинович Мусафиров. Для сильного духом, энергичного, ежедневно работающего над собой и постоянно достигающего новых целей, имеющего тысячи желаний и задумок и воплощающего их в жизнь, разве 60 – это возраст? 

Чтобы рассказать про этого удивительного человека, не хватит и целой книги, поэтому здесь мы разместим только малую часть его жизненных событий.  

Родился Николай Константинович в Первоуральске, папа плотник, мама швея, в семье росли трое мальчиков, с детства приучавшиеся к труду и определенным обязанностям.  

В школе, кроме уроков, Николай занимался спортом, здесь же сформировалась мечта поступить в Саратовское высшее военное авиационное училище. Свою мечту в 1976 году, после окончания школы, он осуществил. В училище летал на вертолётах МИ-8, выполняя, в том числе, самостоятельные полеты. Летная книжка курсанта-летчика, хранящаяся у Николая Константиновича, отражает и количество летных часов, проведенных им в воздухе, и выполненные прыжки с парашютом.

И вдруг… крутой поворот судьбы. Спустя 3,5 года, когда до окончания училища оставалось всего шесть месяцев, училище пришлось оставить по состоянию здоровья. Это был сильнейший удар по мечте, стресс. Однако сильные люди тем и отличаются, что, даже упав, они не раскисают, а быстро поднимаются и вновь идут к новой цели. 

После ухода из лётного училища, в 1980 году, Николай поступает на очное отделение в Свердловский юридический институт на судебно-прокурорский факультет. И 30 июня 1984 года получает диплом. На распределении его уже поджидал председатель Белоярского райсуда Л.П. Малакавичюс. «Пока проходила беседа с моими сокурсниками, Леонид Петрович времени даром не терял, и уговорил меня ехать в Белоярку, в которой я до этого никогда не был», – вспоминает Н.К. Мусафиров.  И вот уже 1 августа 1984 года его назначают стажером судьи Белоярского районного суда, а через семь месяцев избирают судьей. Видя грамотность, организованность и высокий профессионализм молодого специалиста, через два с небольшим года, в июне 1987-го, Николая Константиновича утверждают на должность председателя Белоярского районного суда. 

А председатель суда  это большая ответственность, ведь он отвечает не только за себя, за принятые решения, но и за работу всего коллектива. Он обязан ежедневно контролировать деятельность каждого сотрудника и суда в целом, сроки рассмотрения дел и качество принимаемых решений, условия работы, взаимоотношения в коллективе и с гражданами, и многое другое… 

Учитывая, что в суд люди приходят, чтобы решить возникшую конфликтную ситуацию, отстоять нарушенные права, в работе судьи, наверное, самое сложное – это уметь отключаться от эмоций, оставаться беспристрастным, и, как бы не хотелось, никогда не принимать позицию одной из сторон.  Поэтому Николай Константинович всю свою жизнь старался соблюдать строго установленные правила и требовал этого от остальных судей. 

В этот же период Н.К. Мусафирова избирают депутатом Белоярского районного Совета народных депутатов. По итогам работы в 2001 году Белоярский районный суд под его руководством был поощрён Благодарственным письмом Совета судей Свердловской области за выполнение большого объема работ по рассмотрению уголовных и гражданских дел и повышение авторитета судебной власти. Как рассказывает Николай Константинович, тогда за год судом было рассмотрено 1021 уголовное дело, а это превышало показатели, например, такого большого суда, как Асбестовский. 

Вскоре из состава Белоярского района выделился город Заречный, и было принято решение о создании Заречного районного суда. Николай Константинович лично занимался организационными вопросами, связанными с образованием нового суда, и 4 августа 2003 года Указом Президента Российской Федерации он назначается на должность председателя вновь образованного Заречного районного суда.  

И на новом месте работы Николай Константинович проявил себя грамотным руководителем, создал коллектив, с которым суд вскоре вышел в лидеры по многим показателям. Решением Совета судей за высокие результаты судебной деятельности, за большой вклад в укрепление и развитие правосудия суду шесть раз присваивали первые места с вручением Дипломов, а также переходящий приз «Зерцало правосудия». Указом Президента Российской Федерации в июне 2010 г. за заслуги в укреплении законности Николай Константинович награжден государственной наградой – медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Приказом Председателя Верховного Суда РФ в 2012 г. ему присвоено звание «Почетный работник судебной системы», а в 2014 г.  решением квалификационной коллегии судей Свердловской области присвоен пятый квалификационный класс, являющийся предельным для судей районного звена. Награжден Николай Константинович и рядом ведомственных медалей.

Говорят, вершина карьеры любого юриста – это должность судьи, однако мало ее достичь, необходимо достойно удержаться, идти вперед и ни в коем случае не останавливаться в развитии. А Николай Константинович проработал в судебной системе 31 год, в том числе 28 лет председателем суда – с 1987 по 2015 годы 

«Судьбе так уготовано было быть, что 18 лет моей судейской деятельности отдано Белоярскому району, ставшему для меня настоящей школой, в которой работали достойные уважения люди. Их я с полным основанием могу назвать своими учителями, которым я благодарен своим становлением», – говорит Николай Константинович. И он всегда с достоинством вспоминает своих наставников: председателей Белоярского районного суда Л.П. Малакавичюса и А.П. Хрущелева, судей В.В. Лазарева, Г.П. Южакову. Добрым словом вспоминает и прокурора Белоярского района П.И. Лыжина и начальника Белоярского РОВД Н.И. Дубовицкого, которые оказывали молодому судье большую помощь и неоднократно помогали советами. 

«И в Белоярском суде, и 13 лет в Заречном суде мне повезло трудиться с профессионалами своего дела. Это С.А. Черепанова, С.Н. Вахонина, Н.Д. Филистеева, В.В. Соломеин, Е.С. Шумков, А.Г. Вострецова и другие. Без их профессионального отношения к работе, – отмечает Николай Константинович, – добиться успехов в работе суда было бы просто невозможно. Все они не считались с личным временем, если необходимо, задерживались после окончания трудового дня, выходили в выходные и в праздники. Коллектив всегда был работоспособный, стабильный, дружный». 

Коллеги говорят про юбиляра: «Это юрист от бога. Мало председателей судов, которые обладают знаниями в юриспруденции на том уровне, на каком обладает Николай Константинович.  Он мог рассмотреть любое дело, независимо от того, уголовное оно, гражданское или административное. Быстро ориентировался в любой отрасли права, что возможно только при наличии высокого уровня знаний, юридической логики, умении правильно определить предмет доказывания и умении грамотно применить норму права. Такие способности даны не каждому юристу». 

С осени 2015 г. Николай Константинович находится в почетной отставке, но до настоящего времени следит за судебной практикой. Поэтому до сих пор и советуются с ним коллеги по вопросам, возникающим при рассмотрении тех или иных дел. У него много последователей и учеников.  

Может создаться мнение, что Николай Константинович интересовался только юриспруденцией, но это не так. Он постоянно работает над собой: пишет картины, много читает художественной литературы, занимается спортом – у него дома целый спортивный комплекс. Кроме этого, пишет статьи в «Уральский судебный вестник» и местные издания. Активно участвует в благоустройстве своего домовладения. Остается только удивляться, как у него все получается красиво и со вкусом.  При этом практически все работы по дереву он делает сам, а сейчас работает над реставрацией мебели, сделанной его отцом.  

Дома у Николая Константиновича – надежный тыл. С супругой Светланой Анатольевной, обаятельной и доброй женщиной, они живут душа в душу много лет. Радуют дети и любимые внуки.

В юбилей этого изумительного человека хочется пожелать Николаю Константиновичу оставаться таким же, какой он есть – разносторонним, жизнерадостным, позитивным и творческим, пожелать неугасающего интереса к жизни, любви и внимания со стороны родных, чтобы сбылась его давняя мечта по созданию музея судебной системы Белоярского района и Заречного. А также, чтобы он, наконец, занялся написанием мемуаров, Николай Константинович всегда интересовался историей суда, за период работы был знаком со многими интересными людьми и умеет художественно описывать события, поэтому ему есть, о чем вспомнить.   

 

Любовь КОПЫРИНА.


Первая, единственная и на всю жизнь!

Продолжительные браки нынче становятся редкостью. Прожить вместе долгую жизнь – огромное счастье. И вместе с тем – это великий труд. И радует, что в нашем районе есть примеры дружных, слаженных семей, где чтят и уважают старших, где сохраняются семейные традиции, где бережно и требовательно относятся к воспитанию детей. Одним из таких приятных примеров можно назвать супругов Надежду Ивановну и Виктора Яковлевича Соломеиных, которые 7 марта отметят золотую свадьбу – 50 лет совместной жизни! Супруги почти шесть лет живут в с. Черноусово, а до этого 45 лет прожили в п. Совхозном.

Надежда Ивановна – уроженка Пермской области. Семья жила в Соликамске на самой окраине городка в своем доме, в семье росли девять детей, в том числе шесть двойняшек (три раза по двое рождались). С детства Надежду окружала прекрасная природа, рядом лес, река Кама. Постоянно с отцом уезжали на рыбалку, за клюквой, брусникой, черникой, а потом это всё надо было переработать, а рыбы было много в то время, носили вёдрами на коромысле. Отец был очень трудолюбивый, строгий, любил порядок и чистоту и детей с малолетства приучал к труду и ответственности. Девочка с 10 лет уже самостоятельно рыбачила, с раннего детства полоскала на речке и летом, и зимой белье, косила, заготавливала сено, пасла коров, как и другие дети. Отец был и хорошим охотником, поэтому всегда жили с рыбой и мясом, с ягодами и грибами, питались дарами природы, да и скотины держали полный двор.  После окончания восьмилетней школы одноклассники позвали Надежду учиться в Свердловск в училище дерево-обработки.

Здесь она подружилась с девушкой и поехала к ней на новогодние праздники в п. Совхозный.  Так она познакомилась с ее братом Виктором, понравились друг другу с первого взгляда. Виктор был скромный, да и семья у него такая же многодетная – шестеро детей. Два месяца повстречались и решили пожениться. К этому времени Надежда окончила училище. А ЗАГС в то время располагался в деревне Кислово (теперь Каменского района), идти туда почти десять километров. Пришли первый раз, а ЗАГС закрыт, но намерения молодых были тверды, на следующий день вновь пошли подавать заявление. За два дня в феврале они прошли 40 километров. Но разве для влюбленных это расстояние?

Расписали их 7 марта 1969 года, гостей было много, свадьба длилась три дня. Родители мужа оказались очень хорошие, жалели молодую невестку, свекровь учила печь хлеб и пироги. Летом Надежда устроилась работать в растениеводство в Ордена Ленина совхоз «Хромцово», а муж уже трудился в животноводстве. Через год родила первую дочку, а жили с родителями мужа, где, кроме них, еще две сестры и брат Виктора с женой. Пошла Надежда просить комнату в общежитии, ведь и так в доме Виктора прожили 1,5 года. Хоть и говорят «в тесноте, да не в обиде», но молодым хотелось обустраивать свой уютный семейный уголок. И дали им в деревянном бараке комнату.  «Помню, при уходе из отчего дома свекровка дала нам булку свежеиспечёного хлеба, три литра молока, мясо, посуду, а постельное у меня было. С этого и начали жить, и постепенно через кредиты все приобретали», – рассказывает Надежда Ивановна.

Через три года она перешла на комплекс дояркой, а муж здесь же работал скотником. «Когда появилась вторая дочка, дал нам совхоз двухкомнатную квартиру, а затем сынок родился. Работали много, иногда и спать-то приходилось по два-три часа, особенно в пересменок, и все как-то успевали, да ещё и скотину держали. Так до пенсии, до 2007 года и проработали в животноводстве».  

Общий стаж хозяев семьи Соломеиных – 91 год, в том числе на благо родного совхоза отдано 84 года.

Выйдя на пенсию, неусидчивая, быстрая на подъём Надежда Ивановна еще почти семь лет проездила на электричке в город, работала санитаркой в больнице. Ведь у Надежды Ивановны и Виктора Яковлевича девять внуков и двое правнуков, и хочется им помочь. Может быть, и еще бы трудилась в городе, да сын женился и построил дом в Черноусово. Позвал родителей, чтоб жили рядышком. Купили они небольшую квартирку в бараке, по соседству с домом сына. А дочери обе в Совхозном остались.

В Черноусово Надежда Ивановна вновь устроилась на работу и бегала в спецшколу пешком или на велосипеде ездила. Сейчас оба супруга на заслуженном отдыхе, но до сих пор Надежда Ивановна посещает подружек, приезжая к ним на своем двухколёсном транспорте, который еще и здоровье укрепляет.

«Радует, что сын рядышком, весь в отца пошел, такой же трудяжка, мастеровой, своя семья, трое деток, и нам успевает помогать – гордость наша с отцом. Он и воду провёл, и канализацию, ванну установил, водонагреватель, веранду летнюю построил, – делится Надежда Ивановна.

На протяжении всей нашей беседы Виктор Яковлевич сидел рядом, только и сказал: «Хорошо прожили, дружно, спокойно. Организатором всех задумок была жена, а я поддерживал и во всем помогал, и со скотиной, и с дровами, и с огородом». 

«Да и однолюб он у меня, я у него первая, единственная и на всю жизнь, – добавляет Надежда Ивановна. – Благодаря его характеру и трудолюбию и ссор-то не было, таких, как он, еще поискать, как говорят, «не бита, не клята за всю семейную жизнь».

На вопрос «в чем же секрет вашего семейного счастья?» Надежда Ивановна, не раздумывая, отвечает: «Любили друг друга, берегли, а любовь дает и терпение, и согласие».

…Дорогие наши юбиляры, пусть ваша семейная идиллия не кончается до конца ваших дней, а любовь горит всё ярче и пламеннее!

Любовь КОПЫРИНА. Фото автора.


Если молод душой

Много событий прекрасных

Вам пережить удалось:

Было и горе, и счастье.

Всё, что хотели, сбылось!

5 марта исполняется 75 лет Александру Лукьяновичу Берсеневу. Почти полвека он с семьей живет в селе Бруснятском. И знает его и стар, и млад, а уважают и ценят односельчане за его доброе сердце, порядочность, человечность, за то, что никогда не откажет советом, поможет и всегда придет на помощь.

Родился Александр Лукьянович в деревне Липовка Нижне-Сергинского района в многодетной семье, где воспитывались шесть детей, он был самым младшим ребенком. Когда все члены семьи садились кушать, ему за столом не хватало места, и его маленького усаживали прямо на стол, и все его, как самого младшего, подкармливали и очень любили. Поэтому и вырос он в большой любви и внимании дорогих ему людей, и эти чувства он на протяжении всей жизни раздаривал своим близким и тем, кто находился рядом.

Родители были механизаторами, а папа был ещё и самым первым жителем совхоза «Красноармеец», где находился большой конный завод и где выращивали племенных лошадей. Даже мама была трактористкой, а в совхозе всегда много работы, как по заготовке и выращиванию кормов, так и по уходу за животными, поэтому родители уходили на работу очень рано.

Декретный отпуск по уходу за ребенком в те времена был коротенький, поэтому, когда все старшие члены семьи уходили на работу, а дети в школу, маленького Сашеньку привязывали в кроватке, а затем и на полу, а рядом на стульчике оставляли морковку или свёколку, завернутую в тряпочку, и он этим питался, когда хотел покушать, пока другие дети не возвращались из школы. А любимой его игрушкой был маленький молоточек, который подарил отец. Он не расставался с ним все детство.   

В Липовке Александр пошел в школу. Когда учился в девятом классе, приметил скромную красивую девушку с длинной косой. Влюбился, наверное, с первого взгляда, поэтому вскоре начал с ней дружить, чтобы сохранить для себя, ведь ей надо было подрасти, да и образование получить обоим. Дружили долгих пять лет, пока он учился в сельскохозяйственном институте.

А в это время его любимая Лидушка окончила восьмилетку и педагогическое училище. И вот решили молодые сыграть свадьбу, и прямо в день рождения Александра Лукьяновича 5 марта 1966 года. Но прежде чем выкупить и привезти невесту в ЗАГС, надо было добраться до ее деревни Тюньгаш. Хоть и шёл пятый день весны, но зима не хотела отдавать свои права, метель и пурга перемели всю дорогу, и чтобы не опоздать, поехали за невестой на двух гусеничных тракторах, если один застрянет, второй его вытащит. Так на тракторе и привезли невесту в ЗАГС.

А через три месяца Александр Лукьянович получил диплом и вернулся в родной совхоз, устроился заведующим машинно-тракторной мастерской, где работал пять лет.

В 1972 году по воле судьбы (партия приказала), семья переехала в село Бруснятское, и Александр Лукьянович перевёлся в совхоз «Белоярский» на должность главного инженера и был начальником гаражного парка. Ему было всего 28, а он уже руководил большим коллективом с огромной ответственностью. В этом совхозе он проработал 20 лет.

В то время в семье подрастали три дочки, но, видимо, мамина любовь к профессии до последней клеточки проросла в каждого члена этой семьи, поэтому девочки получили такое же образование, как и мама – стали педагогами. Дома была атмосфера, продолжающая школу, ведь все разговоры были о ней.  И вот однажды, в 1992 году, Александр Лукьянович тоже переходит преподавателем по труду и технологическому воспитанию в Бруснятскую школу. Здесь он организовал для ребят курсы трактористов, и они вместе разработали 60 соток земли для пришкольного участка. Стремление быть всегда рядом с любимой женой Лидией Николаевной заставил поступить в педагогический институт, и в 1995 году Александр Лукьянович получил диплом – второе высшее образование. 14 лет проработал в школе. А общий педагогический стаж семьи Берсенёвых насчитывает 140 лет.

Даже выйдя на заслуженный отдых и немного передохнув, юбиляр с его неиссякаемой энергией и молодым энтузиазмом не смог сидеть дома и вновь пошел трудиться. И только в 74 года принял решение заниматься внуками и огромным приусадебным участком, где растут и вишни, и яблони, и сливы, и чего только нет. За многолетний труд у юбиляра множество грамот и поощрений, есть награды с ВДНХ.

А какие прекрасные праздники проходят в этой семье, ведь юбиляр с малолетства играет на гармошке, которую освоил самостоятельно, и всю жизнь любит петь и танцевать, поет и вечерами и в машине, и все члены семьи активно в этом участвуют. Вместе часто выезжают на природу и отдыхают, и своим гостеприимством, здоровым образом жизни просто притягивают. 

А внуков у Александра Лукьяновича восемь, да трое правнуков! Он занимается с ними математикой, играет в шашки, готовит подарки, с мальчиками постоянно что-нибудь мастерит, устраивает для них соревнования по спорту. Внуки так и говорят: «Наш дедушка самый добрый, самый понимающий, самый веселый, и мы его очень любим!».

У Александра Лукьяновича очень много друзей, про него говорят «Мастер – золотые руки». Он прост в общении и старается никогда никого не обидеть, в каждом, даже в маленьком человечке, он видит личность. До сих пор бывшие работники совхоза могут прийти к нему за советом. А ученики и бывшие выпускники приходят, чтобы сказать слова благодарности. Вот такой удивительный человек наш юбиляр!

Любовь КОПЫРИНА.

 Фото из семейного альбома.